Флавиан Комиссаров: у истоков авиации на Ставрополье

КАРТАШЕВ А. В., 
г.Ставрополь
Ставропольская государственная медицинская академия
доктор исторических наук, доцент
ФИРСОВ Р. А., 
Г.Лондон
эксперт Форума Поисковых движений
России в Великобритании

Флавиан Комиссаров: у истоков авиации на Ставрополье

В августе 2012 года военная авиация России отметила свой вековой юбилей. В честь этой даты в
 Ставропольском музее-заповеднике была открыта выставка «Крылья Родины», которая вновь напомнила жителям Ставрополя имя одного из военных летчиков дореволюционной России, связанное с развитием авиации в городе и крае. Это имя Флавиана Николаевича Комиссарова. Информация краеведов, дошедшая до наших дней, свидетельствует, что Комиссаров – выпускник английской летной школы, в начале 1920-х годов организовал в Ставрополе общество «Добролет». Он стоял также у истоков развития авиамодельного спорта на Ставрополье. Сегодня, спустя многие десятилетия, несмотря на то, что имя Флавиана Николаевича не слишком широко известно землякам, оно успело приобрести налет легендарности, а факты его биографии, передаваясь из уст в уста, стали искажаться и перестали зачастую соответствовать действительности. В этой связи представляется целесообразным заострить внимание на основных вехах жизненного пути этого человека.


Флавиан Комиссаров родился 21 января 1898 года в городе Петербурге. Родители проживали в районе Новая Деревня по улице Гусева, дом 9. Со слов внука – Дмитрия Злобинца Николай Комиссаров был дворянского происхождения, одно время служил в Зимнем Дворце, впоследствии жил в бедности. В семье было принято называть детей библейскими именами. Дочерей звали Гаафа и Руфина, сыновей – Альвиан и Флавиан. Лишь одному из братьев «повезло» – его нарекли Николаем.


В 1916 году Флавиан окончил 7 классов гимназии и, по свидетельству потомков, как и все парни округи, вился возле Комендантского аэродрома. Сначала он «заносил хвосты» аэропланам, затем стал помогать в авиационных мастерских Игоря Сикорского, который к тому времени уже построил свой знаменитый самолет «Илья Муромец». Здесь же, на Комендантском аэродроме началась и летная карьера юноши. В своих учениках Сикорский заложил мощные основы летной профессии. Учил всему. Без молитвы «Отче наш» не разрешал садиться в кабину самолета: кто знал, кто не знал – всех заставил выучить. С легкой руки Сикорского группа из нескольких молодых людей, в которую вошел Флавиан Комиссаров, в начале 1917 года была рекомендована для оправки на дальнейшую учебу в Англию.


Отбор кандидатов был долгим и скрупулезным. Из нескольких сотен желающих надо было отобрать не только самых способных, но и надежных курсантов, а точнее сказать – благонадежных. Критерии отбора включали в себя: социальное происхождение, предыдущий авиационный опыт, образование, дисциплинированность, физическую форму и способность к обучению.


25 февраля 1917 года из города Романов-на-Мурмане (ныне – Мурманск) более ста учеников-летчиков, включая 12 офицеров, отплыли в Англию на борту легендарного крейсера «Варяг», который следовал на ремонт в Ливерпуль. В Англию будущие летчики прибыли 4 марта 1917 года. Здесь, на английской земле, русские кадеты, как их теперь именовали союзники, официально узнали об отречении от престола Николая II и переходе власти в руки Временного Правительства[1]. Группа, в которую был зачислен Ф. Комиссаров, как и все остальные, была интернациональная. Командир группы – лейтенант Вальтер Курроль был уроженцем города Пярну. Товарищами Флавиана по учебе были поляки Евгений Короновский, Людвиг Патзаевич, Иван Плишке и армянин Арменак Саркисов. Остальные прибыли в Англию из разных городов России: например, Николай Покрывалов – из Старой Руссы, Анатолий Григорович – из Торопца. По социальному происхождению группа также была достаточно пестрой. Есть основания полагать, что Михаил Тарачков был сыном генерал-майора М.Н. Тарачкова, командира отделения тяжелого артиллерийского дивизиона на Рижском фронте. Деревенским парнем был Николай Покрывалов, Вальтер Курроль – из семьи научных работников. Возраст кадетов группы, в которой учился Комиссаров, на момент отправки на учебу был в пределах от 19 до 24 лет, самым младшим был Флавиан – ему едва исполнилось 19, самому старшему – Покрывалову – во время обучения было 25[2].


За все время обучения в Великобритании, а оно для каждого из кадетов было разным, учащиеся меняли многочисленные аэродромы, осваивая новые типы самолетов. Документы Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) свидетельствуют, что сначала курсанты учились летать на «Морис Фарман», затем переходили либо сразу на ВЕ2Е, либо в различных комбинациях осваивали «Кертисс», DH-6, ВЕ2В, ВЕ2С, «Авро», «Моран биплан», «Сопвич-Пап», «Сопвич», RE8, ВЕ12, SE5A, SE5B, «Мартинсайд», DH-4, «Бристоль Скаут» (каждый кадет обычно осваивал от трех до шести машин). Наиболее способных в дальнейшем обучали пилотированию истребителя «Бристоль Файтер». Однако зачастую ввиду неимения места в школах истребители русскими кадетами не осваивались[3].


Тех, кто переходил на истребители, ожидали учебные воздушные бои, которые требовали выполнения фигур высшего пилотажа: мертвых петель, бочек, иммельманов, штопоров, спиралей, скольжений и др. Этими сложными фигурами они должны были владеть в совершенстве. Возвращались выпускники Русского авиационного корпуса малыми группами по мере сдачи выпускного экзамена по летной подготовке. Для подавляющего большинства обучение в Англии было завершено к августу 1917 года. Флавиан Комиссаров, согласно документам, окончил обучение в Англии 29 июля 1917 года.


Были ли реальные предложения русским летчикам остаться в Англии, документально подтвердить не удалось. Думается, что англичане могли предложить службу в Королевских ВВС далеко не каждому. Более чем из ста обучавшихся, только несколько выпускников были удостоены в аттестации записи: «летчик выдающийся»[4]. В их числе были поручик Де Ладвез и лейтенант Курроль, служившие по возвращению на Родину в русских летных школах – в Евпатории и Гатчине соответственно.


Судьбы выпускников так называемого Русского авиационного корпуса в Англии сложились по-разному, подчас трагически, но в основном все они вернулись в Россию. Вскоре некоторые оставили военную службу и перешли к мирной жизни, став писателями, инженерами, исследователями. Некоторые продолжили свои скитания по фронтам. Одни воевали за белых, другие – за советскую власть. Многие летчики вернулись в свои, ставшие независимыми страны – Польшу, Литву и Эстонию. Кто-то погиб в боях, кто-то позднее, как иностранный шпион – в застенках НКВД.


В годы Гражданской войны Комиссаров воевал в составе XI Кавказской армии. Свидетельством тому является почетная грамота, которой был награжден Флавиан Николаевич от имени командования армии. В Баку он познакомился со своей будущей женой Клавдией Андреевной Лукьяновой (1896-1955). В годы Гражданской войны она, как студентка медицинского факультета, была мобилизована и направлена на фронт медицинской сестрой. После свадьбы Флавиан и Клавдия Комиссаровы решили остаться жить в Ставрополе, где было намного легче прокормить себя, чем в голодающем Петрограде. По семейному преданию, сохранившемуся у потомков, в 1918 году Флавиан Комиссаров стал коммунистом, но в 1921 году добровольно покинул ряды партии. Тогда еще это было допустимо без серьезных последствий. После этого он так и остался на всю жизнь беспартийным.


Летом 1923 года в Ставрополе при Губисполкоме было организовано отделение Общества Друзей Воздушного Флота. Тут-то авиационный опыт Ф.Н. Комиссарова был востребован слихвой. Он был назначен секретарем общества. Об этом факте в биографии ставропольского авиатора сообщалось в местной губернской газете «Власть Советов»[5].


В своих очерках Г. Беликов указывал, что в 1926 году на бывшем Бедросовском аэродроме Ф. Комиссаров был командиром авиаотряда самолетов У-1. Со слов родственников, в начале 20-х годов Ф.Н. Комиссаров был начальником аэропорта в г. Ставрополе, а до второй половины 30-х строил на территории СССР аэродромы: в Армавире, Кривом Роге, Казани и в других городах. В Кривом Роге в 1933 году в семье Комиссаровых родился второй ребенок – сын Анатолий. Дочь Флавиана Николаевича – Юлиана Флавиановна (род. в 1924 г.) вспоминает, как они переезжали с аэродрома на аэродром, о голоде на Украине, тогда ее отец распорядился засеять кукурузой часть летного поля на аэродроме Кривой Рог – надо было людей чем-то кормить, чтобы не умирали от голода. Его тогда едва не отстранили от работы.


Достоверно известно, что в 1931 году Комиссаров окончил 3-х месячные курсы при Отделе гражданской авиации Военно-воздушной академии имени Жуковского. На одном сохранившемся снимке Ф.Н. Комиссаров сфотографирован в фуражке с эмблемой ГВФ на околыше. Судя по всему, это фото можно отнести к концу 20-х – началу 30-х годов.


В 1936 году, опасаясь репрессий, Флавиан Комиссаров с семьей вновь обосновался в тихом, провинциальном Ставрополе. Здесь он работал в Ворошиловском Доме пионеров и местном аэроклубе, возглавляя работу авиамодельных кружков. Об этом периоде жизни нашего героя хранятся воспоминания во Дворце детского творчества Ставропольского края. Жив один из воспитанников Флавиана Николаевича тех лет – Гавриленко П.Я., сохранивший для потомков его уникальный фотоальбом и многочисленные воспоминания о своем учителе.


В частности, Павел Яковлевич помнит, что в годы Великой Отечественной войны Флавиан Николаевич был мобилизован и проходил службу в скромном звании лейтенанта, что подтверждается фотографией из семейного архива Д.А. Злобинца, на аэродроме Хуторская, который сегодня известен в Ставрополе как аэродром ДОСААФ.Гавриленко П.Я. помнит рассказ Комиссарова о том, что он строил булыжную дорогу от города до аэродрома мимо нынешнего Ботанического сада. На аэродроме тогда базировался тренировочный бомбардировочный полк на СБ или Пе-2. В 1942 году эти самолеты отрабатывали учебное бомбометание в районе Сенгелеевского озера. Бомбили цементными бомбами, потому что металл стоил дорого. С началом оккупации часть ушла в район Дивного, и дальше куда-то в степи под Астрахань.
Из краткой служебной справки на Комиссарова, сохранившейся в одном из приказов по Ставропольскому аэроклубу ДОСАВ, известно, что он был участником войны с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года[6]. На послевоенном снимке грудь фронтовика украшали: орден Красной Звезды, медали «За оборону Сталинграда», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За взятие
Берлина», «За освобождение Варшавы», «За победу над Японией».


В послевоенные годы Флавиан Николаевич вновь пришел на работу в краевой Дом пионеров руководителем авиамодельного кружка. В 1947 году после воссоздания Ставропольского аэроклуба он одновременно работал и в нем. Однако, судя по документам архива Ставропольского аэроклуба, его руководство мало интересовал авиамодельный спорт, которым занимались, в основном, школьники. Главной задачей аэроклуба была подготовка летчиков, планеристов и парашютистов из числа молодежи[7]. К тому же в аэроклубе штатная должность специалиста по авиамодельному делу была сокращена, поэтому Комиссаров числился то механиком по вооружению, то старшим летчиком-инструктором-методистом. От этой должности в последствии он был отстранен по несоответствию, так как уже давно не летал. Затем его временно назначили на место штурмана корабля Ли-2 и, наконец, техником по электрооборудованию. В 1952 году после сокращения последней должности он ушел из аэроклуба, состредоточив свою деятельность на работе со школьниками в Доме пионеров.


Как свидетельствуют люди, работавшие вместе с Флавианом Николаевичем, он был специалистом своего дела и прекрасным педагогом. Его отличали воспитанность, спокойствие и терпение. За годы работы со школьной молодежью Флавиан Николаевич дал путевку в жизнь многим замечательным людям, которые стали летчиками, инженерами и просто прекрасными специалистами. Он привил им на всю жизнь не только умение работать руками и головой, но и любовь к авиации, уважение к своим товарищам. Некоторые из учеников Ф.Н. Комиссарова сами впоследствии стали руководителями авиамодельных кружков в городе и крае. К одному из них – П.Я. Гавриленко попал сын Комиссарова – Анатолий, а затем и внук – Дмитрий Злобинец. Сегодня во Дворце детского творчества учится праправнук Флавиана Николаевича – Никита Злобинец.
В наши дни мало о ком, пережившем три войны, две революции, голод и угрозу репрессий, можно сказать, что этот человек прожил счастливую жизнь. В судьбе Ф.К. Комиссарова было немало взлетов в прямом и переносном смысле, но были годы, когда его высокий потенциал не был до конца востребован. Советская Россия широко использовала выпускников Русского авиационного корпуса в Англии на службе в Рабоче-Крестьянском Воздушном Флоте в годы Гражданской войны, в межвоенный период, но практически никто из них не достиг значительных высот в карьере военного авиатора. В вину ставилось и происхождение, и офицерские чины, и, самое главное, контакт во время учебы с английскими специалистами. Далеко не многим, среди которых был Флавиан Комиссаров, была предоставлена возможность стать в строй Военно-воздушных сил в годы Великой Отечественной войны. Но уже сразу после войны имена последних «английских кадетов» были постепенно преданы забвению. И только усилиями местных краеведов – Германа Беликова, Тамары Коваленко фамилия «Комиссаров» оставалось на слуху земляков в последние десятилетия. Многое для увековечения памяти своего учителя сделал Павел Яковлевич Гавриленко. Достаточно сказать о том, что он стал инициатором проведения краевых соревнований по авиамодельному спорту памяти Флавиана Комиссарова.


Жизненный путь Флавиана Николаевича Комиссарова оборвался в 1961 году. Он умер в возрасте 63 лет от инфаркта и был похоронен на Даниловском кладбище в Ставрополе – городе, ставшем для него, поистине родным.





[1] Хикса П. (P.Hiksa). Из неоконченных воспоминаний вольноопределяющегося 23 КАО. Журнал Sparnai (Крылья) №1, 3. 1970.
[2] Национальный архив Великобритании (National Archives). Visit of Russian Officers and men to England for training in Aeroplane duties. AIR 2/10. – Лл. 1-9.
[3] РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 214. Л. 35, 12.
[4] РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 214.
[5] От бюро Ставропольского ОДВФ // Власть Советов. – 1923. – 27 июля. – С. 2.
[6] Архив Ставропольского аэроклуба ДОСААФ. Приказы по личному составу за 1949 год. Л. 151.
[7]Архив Ставропольского аэроклуба ДОСААФ. Планы работ, приказы и другие документы краевого комитета ДОСАВ за 1950 год. Лл. 175об.-176.
Comments