Майор С.Асямов. Прерванный полет

С первых дней Великой Отечественной войны Советский Союз остро нуждался в открытии Второго фронта в Европе. Правительства государств антигитлеровской коалиции на протяжении двух лет вели долгие переговоры по этому вопросу. Весной 1942 года от президента Соединенных Штатов Америки Рузвельта поступило предложение об организации встречи на высшем уровне для обсуждения деталей будущей военной операции союзников, урегулирования вопросов, связанных с ней и организации военной и гуманитарной помощи воюющим странам. Из-за тяжелого положения советских войск на фронтах, да и нахождения самого фронта недалеко от столицы СССР, советское правительство приняло решение о направлении В.М. Молотова в Великобританию и США, хотя изначально речь шла о проведении переговоров самим И.В. Сталиным.

 

В первых числах марта 1942 года Сталин поинтересовался у командующего авиацией дальнего действия генерал-лейтенанта А.Е. Голованова:

 

- Как лучше и быстрее попасть в Вашингтон самолетом?

 

Голованов немедля принялся за расчеты всевозможных вариантов и пришел к выводу, что наиболее выгодный и безопасный маршрут, на первый взгляд, авантюрный так как он проходил через линию фронта, из Москвы в Вашингтон через Исландию и Канаду. "Как я и ожидал, - вспоминал позже Александр Евгеньевич, - при докладе о вариантах полета в Вашингтон рейс через линию фронта вызвал недоумение. Но когда я высказал Сталину соображения, которыми я руководствовался, он признал их обоснованными. Командиром экипажа был назначен С.А. Асямов, которого я хорошо знал по совместной работе и полетам в Восточной Сибири. По характеру он был человеком чкаловского "покроя", безупречно владеющим полетом в любых условиях и не теряющимся в самой сложной обстановке. Три года проработали мы вместе на Севере, и я не знал ни одного случая, когда в чем-либо можно было упрекнуть Асямова, разве только в том, что он был весьма напорист в полетах, но никогда эта напористость не была причиной каких-либо происшествий".

 

Об этом героическом перелете написано много статей и снят не один документальный фильм. Их героями стали командир экипажа советского бомбардировщика ТБ-7 майор Э. К. Пусэп, второй пилот капитан В. М. Обухов, штурманы капитан А. П. Штепенко и капитан С. М. Романов, бортовой техник А. Я. Золотарев, помощник бортового техника С. Н. Дмитриев, стрелок носовой башни И. П. Гончаров, радисты Б. Н. Низовцев и С. К. Муханов, воздушные стрелки Д. М. Кожин, П. В. Сальников, Г. Ф. Белоусов и В. И. Смирнов, осуществившие в мае 1942 тяжелый и очень опасный перелет по маршруту Москва - Великобритания - Исландия - Канада - США c советской дипломатической миссией на борту.

 

Но остается практически незамеченным другой эпизод этой истории. За несколько недель до полета министра иностранных дел СССР, экипаж ТБ-7, под командованием майора Асямова С.А., в состав которого также входил второй пилот Э. К. Пусэп, штурманы С. М. Романов и А. П. Штепенко, бортинженеры С. Н. Дмитриев и А. Я. Золотарев , осуществил "тренировочный" перелет из Москвы в Англию, с целью проверки его возможности и безопасности. Здесь, в английском небе, в 200 километрах от Йоркшира, 30 апреля 1942 года произошла страшная катастрофа, которая чуть не изменила ход Второй мировой войны.

 

После более чем 7-ми часового полета, 29 апреля Асямов приземлил бомбардировщик на военном аэродроме Тилинг (Tealing), недалеко от городка Данди (Dundee), в Шотландии, крупной базы ВМФ Великобритании. Мгновенно самолет секретной миссии был окружен любопытными британскими пилотами и техниками. Летчиков Королевских Военно-воздушных Сил (R.A.F) заинтересовал советский ТБ-7, тем более, что лучшие английские и американские самолеты дальнего следования по всем летно-техническим параметрам уступали ТБ-7, особенно в первой половине Второй Мировой войны. Такого высокого класса машин английские ВВС еще не имели.

 

Отдых в Лондоне, куда была перевезена группа советских пилотов, оказался коротким. На следующий день после перелета, летчики, по многочисленным просьбам своих английских коллег, планировали вернуться на военный аэродром Тилинг и провести "экскурсию" по советскому самолету, а также, ознакомиться с новой боевой техникой Р.А.Ф в Ист-Форчуне (East Fortune). Но лететь мог только один член нашего экипажа. Пусэп и Асямов, по воспоминаниям самого Э.К. Пусэпа, разыграли эту поездку на спичках. Роковая, обломанная спичка осталась в руках Сергея Александровича. Второй пилот должен был остаться на торжественном собрании по случаю празднования 1 Мая, которое проводило Посольство Советского Союза совместно с Военной миссией в Лондоне.

 

После осмотра английских самолетов в Ист-Форчуне, экипаж D.H.95 "Фламинго" (бортовой номер R2764, 24-го Авиационного эскадрона, базировавшегося в Hendon (London)) и шесть пассажиров собрались в обратный путь. Ничто не предвещало произошедшей позже трагедии. Метеорологи прогнозировали солнечную и практически безветренную погоду. После осмотра и подготовки самолета к полету, капитан судна в 16.25 взял курс на Лондон. Хочется отметить, что капитан английского самолета являлся одним из опытнейших пилотов Р.А.Ф. Офицер Рэмзи (J. Ramsey) на момент катастрофы в общей сложности провел в воздухе 3755 часов, управляя различными типами самолетов. В годы службы в авиации его пассажирами были принц Бернхард (Bernhard), Лорд Шервуд (Lord Sherwood), Сэр Арчибальд Синклайн (Sir Archibald Sincklain), и лорд Луис Монтбатен (Lord Luis Mountbatten). 24-й Авиационный эскадрон был предназначен для осуществления перелетов на внутренних авиалиниях Великобритании и как правило перевозил ВИП персон, в том числе членов Королевской семьи и руководителей государства.

 

В районе Йоркшир неожиданно произошел взрыв правого мотора машины. Согласно отчету комиссии, проводившей разбор катастрофы, пассажиры не успели воспользоваться спасательными средствами - все парашюты остались нетронутыми. Выжить - шансов не имел никто. Самолет упал с высоты 2000 футов (600 метров) недалеко от деревни Грит Оусбурн (Great Ouseburn), что находится между двумя небольшими городами Исингволд (Easingwold) и Кнаресборо (Knaresborough) в Северном Йоркшире. Взрыв упавшего самолета был настолько мощный, что обломки разлетелись на 3 мили (почти 5 км) в округе. Советско-английская комиссия под председательством Генерального инспектора Вернона Драуна (Vernon Drown. Chif Inspector) установила: "Причиной катастрофы явился внутренний деффект двигателя, его разрушение и последующий взрыв паров топлива, приведший к развалу крыла". По другой версии: "оборвавшийся шатун проломил картер. Обломки шатуна и картера пробили бензобак. В крыле самолета образовалась смесь паров бензина и воздуха, которая, вспыхнув, разорвала крыло на куски".

 

В результате катастрофы погибли четыре члена экипажа D.H.95 "Фламинго" и все пассажиры - трагедия унесла жизни десяти человек. В их числе были: командир советского бомбардировщика майор Асямов Сергей Александрович, члены советской военной миссии в Великобритании: помощник главы военной миссии по вопросам авиации полковник Григорий Петрович Пугачев, помощник военного атташе майор Борис Филиппович Швецов, секретарь миссии военный инженер 2 ранга Петр Иванович Баранов, офицер связи воздушного министерства Ф.В. Вильтон (Wilton Francis William), офицер связи подполковник Эдвардс (Edwards Kenneth Wykeham), старший пилот Дж. Рэмзи (J. Ramsay), сержант Джеймс Смит (James B Smith), сержант Алан Стрип (Alan J Stripp) и техник Джеймс Люис (James Lewis).

 

В связи с высоким уровнем секретности операции, английская пресса того времени не освещала этого трагического события. Никаких данных о погибших летчиках и членов Советской военной миссии не удалось найти в Британском архиве и архиве Имперского военного музея. Вероятно, эти документы до сих пор находятся под грифом "Секретно". Средства массовой информации не освещали события, связанные с катастрофой. И, например, новозеландская Evening Post, разместила заметки о перелете Пусэпа только лишь осенью 1942 года.

 

Как утверждает А.Е. Голованов, после смерти майора Асямова и членов миссии, И.В. Сталин произнес странную фразу : "Ну и союзники у нас!". По всей видимости в ней кроется одна из предполагаемых причин катастрофы. Сталин небезосновательно предполагал, что немецкая разведка или про-немецкие круги в Великобритании, таким образом пытались сорвать переговоры, или хотя бы оттянуть их, тем самым отодвинуть открытие второго фронта еще на неопределенное время. Вторая причина, вероятно самая правдоподобная - банальная техническая неполадка самолета. Но, тем не менее, хочется отметить, что англичане гордились своей машиной и были уверены в ней на все 100. Такого рода неполадок не происходило ни до катастрофы, ни после нее. Самолеты этой модели эксплуатировались в период с 1939 до 1950 года, и по статистике, признаны одними из самых надежных. Члены комиссии отметили, что ни признаков диверсии, ни саботажа в этой аварии обнаружено не было.

 

Погиб один из лучших пилотов Советского военно-воздушного флота - Сергей Александрович Асямов. Будущий Герой Советского Союза родился в 1 ноября 1907 г. в городе Красноярск в рабочей семье. Проходил службу в Красной Армии с 1929 по 1933 годы. По окончании в 1931 г. Ейского военно-морского авиационного училища молодой офицер Асямов получил специальность летчик-инструктор и ему было предложено остаться в этом же училище на преподавательской должности. В 1933 году он поступил на службу в Гражданский Воздушный Флот и с 1935 года летчик Асямов шлифовал свой опыт в Ленской авиационной группе Главного Североморского пути, где в условиях заполярного круга проявил себя как настоящий профессионал и знаток своего дела. С началом Великой Отечественной войны Сергей Александрович был призван из Гражданского Воздушного флота в авиацию дальнего действия, где собрались опытнейшие летчики-полярники того времени. В июле 1941 г. опытный летчик был назначен командиром корабля 746-го авиационного полка дальнего действия. 10 августа 1941 года в составе группы бомбардировщиков, Асямов участвовал в знаменитом рейде на Берлин - первой в истории Великой Отечественной войны авиационной боевой операции в глубоком тылу противника. К январю 1942 г. майор Асямов совершил 48 боевых вылетов. Его экипаж сбросил на врага сотни тонн бомб и миллионы листовок. За подвиги, совершенные в военном небе, летчик был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июня 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Асямову Сергею Александровичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Выдержка из представления С.А. Асямова к званию Героя Советского Союза: "При бомбежке железнодорожного узла г. Минска в районе цели была низкая облачность. Несмотря на то, что корабль имел бомбы крупного калибра, Асямов принимает решение производить бомбометание из-под облаков. Снизившись до высоты 400 - 600 метров, самолет попал под сильный обстрел зенитной артиллерии противника. Осколком снаряда был выведен из строя один мотор, возник пожар. Проявляя исключительное хладнокровие, точно выдержав боевой курс, Асямов обеспечил отличное выполнение задания. Все бомбы были сброшены прямо в цель и вызвали большие взрывы и пожары. Возникший пожар на моторе был быстро ликвидирован экипажем самолета, и Асямов на трех моторах благополучно привел корабль на свой аэродром". На торжественном собрании 45-й авиадивизии было принято постановление ходатайствовать о навечном зачислении майора С. А. Асямова, удостоенного Золотой Звезды Героя посмертно, в списки 746-го авиаполка. Именем Героя названа улица в поселке Зырянка Верхнеколымского района Якутии. В Хатанге (Красноярский край) на вечном приколе стоит малый ледокол с паровым двигателем "Летчик Асямов".

 

Вызывает сожаление тот факт, что ни один из доступных источников не указывает на место захоронения Героя Советского Союза Сергея Александровича Асямова и погибших вместе с ним членов Советской военной миссии в Великобритании. И если в документах о гибели офицеров разведки Генерального штаба упоминается их предполагаемое место захоронения - Москва, то относительно майора Асямова источники почему-то умалчивают. С уверенностью можно сказать, что тела советских граждан не остались на английской земле. По утверждению эксперта поисковой работы К.Б. Стрельбицкого, тела погибших могли быть кремированы и в последствии перевезены в Москву. Наиболее вероятное место их захоронения - Донское кладбище - крупнейший колумбарий столицы.

 

6 июня 1944 года началась операция союзников "Оверлорд" по высадке десанта в Нормандии. Второй фронт в Европе был открыт. Немалый вклад в эту большую и важную работу, внесли не только правительства государств-союзников, но и простые советские летчики, рисковавшие своими жизнями для нашего общего дела - Победы.

 

Роман Фирсов. 01/11/2010.

Харламов Н. М. Трудная миссия. М., 1983, с. 102.

Александр Евгеньевич Голованов. Дальняя бомбардировочная

Фотоматериалы и источники по статье

 

Некоторые расхождения, обнаруженные в источниках при подготовке статьи о Герое СССР Асямове С.А. 


1. Катастрофа произошла в районе Йоркшира. Это как раз на расстоянии 200 км от самого города, но ни как не от Лондона. Некоторые источники утверждают, что самолет разбился над Лондоном. 

2. Количество пассажиров в разных источниках варьируется. Если большинство сходится к тому, что советских офицеров было 4-ро, то насчет англичан дело обстоит сложнее. Что бы не писали, но членов экипажа должно быть именно 4 (предусмотрено моделью самолета), плюс два офицера связи. То есть именно 10 человек, а не 8 и 12 как встречается в других источниках. Харламов Н.В. говорит, что среди погибших был некий вице маршал ВВС Великобритании Скотт. Такого вице маршала никогда не существовало.

 

3. Об причине катастрофы. Два ее варианта уже рассмотрены в тексте. Третий – «комиссия не определила причин аварии»!

 

4. Харламов Н.В. (В годы Великой Отечественной войны возглавлял советскую военную миссию в Англии) пишет о погибших сослуживцах, упоминая, что служил с ними в миссии 9 месяцев и успел подружится и сработаться. Но тем не менее указывает имя и отчество своего помощника по вопросам авиации полковника Г.П. Пугачева (ОБД) неправильно. В его мемуарах Пугачев обозначен как Н.Н. Пугачев.


5. В донесении о гибели членов миссии, в графе «где похоронены» указана Москва и маленькая приписка «будут похоронены» (документ датирован 8 мая 1942 года). В данных Асямова такой графе стоит прочерк. Место его захоронения найти в общедоступных источниках не удалось. По предположениям опытных поисковиков, возможное место захоронения – колумбарий Донского кладбища Москвы.


6. Британские архивы не располагают информацией об этом инциденте. Копию выводов комиссии по расследованию катастрофы, предоставил частный источник.


7. Похоже, что самолет Фламинго принадлежал РАФ. Их было всего 2. Состояли на учете в 24 эскадрильи. Который базировался в Хендон (Hendon) северо-запад Лондона. Аэродром существует до сих пор. 30 апреля 1942 года погибло 4 пилота этого полка: 
SMITH J.B. 938162. 24 SQDN. 30/04/1942. ROYAL AIR FORCE VOLUNTEER RESERVE. Buried Hawick Cemetery, Roxburghshire. 
STRIPP A.J. 569426. 24 SQDN. 30/04/1942. ROYAL AIR FORCE. Buried Reigate Cemetery, Surrey. RAMSAY I. 69642. 24 SQDN. 30/04/1942. ROYAL AIR FORCE VOLUNTEER RESERVE. Buried Port Charlotte Churchyard, Isle of Islay, Argyllshire. LEWIS J. 976547. 24 SQDN. 30/04/1942. ROYAL AIR FORCE VOLUNTEER RESERVE. Buried New Southgate Cemetery, Hertfordshire.


8. Подполковника Эмондса называют «офицером связи», а по данным англичан – командир эскадрильи.


9. В отчете комиссии упоминаются капитан Борисенко и Дикий (Diky) – как представители военной миссии СССР, допущенные к расследованию катастрофы о которых не упоминает ни один использованный источник. В «Постановление Государственного Комитета Обороны № 27сс о назначении военной миссии в Англию от 5 июля 1941 г.» они тоже не упоминаются.


10. В документальном фильме «Летчик для Молотова» упоминалось, что самолеты «Фламинго» не были укомплектованы парашютами. Но сам Пусэп в своей работе пишет: «Кстати, самолет был снабжен оригинальными и довольно удобными парашютами: пассажир, сев в кресло, пристегивает себя к нему ремнями и даже не замечает расположенного за сиденьем парашюта, лишь поднявшись, он чувствует его у себя на спине».


11. Еще одна выдержка из работы Пусэпа: «— Весь день англичане держали нас в неведении относительно того, что произошло. Сначала они передали, что самолет совершил вынужденную посадку. Затем сообщили, что произошла авария. И только теперь, несколько минут назад, в ответ на мое настоятельное требование они признали, что произошла катастрофа... Все — и экипаж, и пассажиры — погибли...». По данным комиссии самолет вылетел из Ист-Форчуне вылетел в 16-30. До района катастрофы полета порядка часа. 17-30. Обнаружение места гибели и приез туда «спасателей» +3 часа. 20-30. Майский и Харламов могли узнать о катастрофе только в районе 9 часов вечера. Следовательно, никому ничего скрывать целый день не надо было. Харламов утверждает, что в тот же день комиссиия вылетела на место катастрофы. Какая комиссия? Кто ее назначал? Кто в составе? Куда полетели на ночь глядя?

 


Выписки из личного дела Асямова С.А.

 

ГУГВФ

Отдел кадров.

Личное дело на букву «А»

Асямов Сергей Александрович.

25 ноября 1933 - 23 июля 1937 гг.

На 54-х листах.

 

Летная характеристика на пилота 2 класса 2 гидроотряда Асямова С.А. Ноябрь 1936 г.

Окончил летную школу ВВС в Одессе в 1931 году. Летал на следующих типах самолетов: У-1, У-2, МР-1, МР-5, П-5, ПС-4, АНТ-7, на колесах, лыжах и попловках. Общий налет на ноябрь 1936 года - 3828 часов 59 минут, из них ночных 20 часов 30 минут, слепых 25 часов. В полете дисциплинирован, но были случаи посадок с запозданием (ночью), выносли и напорист, в плане сообразительности недостаточно развит, но в части полета - сообразителен. Не всегда выдержан, хладнокровен, излишне смел, уверен до самоуверенности. Занимается самоподготовкой. Знание основных дисциплин - на 4 и 5.

 

Характеристика за период 1934 года.

Год рождения - 1907. Из семьи рабочих, Беспартийный. Окончил ВМ школу летчиков. Состоял в школе инструктором. Демобилизовался 22 мая 1933. В ВСУВЛ ГВФ с 9 июня 1933. Летал на самолетах П-5, ПС-3. Летать любит, настойчив, упрям, Развитие среднее, замкнут. В воздухе дисциплинирован и исполнителен, но иногда капризничает, личные отношения переносит на служебные (случай неподчинения командиру отряда Бергстрему и невыполнение распоряжений управления в отношении Бергстрема). Политически достаточно развит, ударник. За наибольший налет в 1934 году премирован путевкой на курорт и 1000 рублей премии.Пьет редко, умеренно, имеет одну аварию не по своей вине. Налет за 1934 год 951 час и 152974 км.

 

Иркутск.1935 год. Перечень дополнительных указаний на пилота 2 класса Асямова А.С.

Летал на самолетах ПС-4, П-5, АНТ-7. Летать очень любит,есть чувство переходящее в нездоровую гонку. Летает очень хорошо с отличной техникой пилотирования. Налетал 869 часов, слепых - 15 часов, ночных - 3 часа. Общий налет: 2719 часов. Аварий и взысканий нет. 30.04.1935 за перевыполнение плана и безаврийную работу премирован костюмом и ценными подарками Главного Управления ГВФ 14.10.

 

Аттестация за период 31.12.1935-31.12.1935.

Пилот Асямов достоин звания пилота 1-го класса. В общественной работе товарищ Асямов принимает недостаточное участие. Политико-моральное состояние за последнее время начинает улучшаться. Пример Тов. Асямов во время проведения подписки на заем (?)-й пятилетки подписался на 300 рублей, имея средний заработок 1500 рублей, сейчас исправился, добавил 1000 рублей.

 

Аттестация за период  1.1.1936-27.2.1937.

Летает на самолетах: МР-1, У-2, Р-5,Ф-13, 1С-4 (?), Л-5, АНТ-7. Настойчив, требователен, исполнителен, переоценивает себя и очень капризен. Личные отношения переносит на служебные, для достижения выполнения своего каприза, или желания, не останавливается, не стесняется способами. В воздухе дисциплинирован. Технически грамотен, развит, за выполнение плана борется. Излишне смел, хладнокровен, самоуверен.  Политически развит, но недостаточно. Работает над собой. В общественной жизни участие принимает слабое. Имеет желание продолжать образование. Должности пилота 1 класса соответствует.

 

Справка от Октября 1936 года

Пилот Второго класса Восточно-Сибирского Управления Асямов С.А. имеет налет часов и километров:

В ВВС : 545 часов 38 минут. 81841 км.

В ГВФ 1933 год : 360 часов 30 мин. 64258 км.

1934 год : 950 часов 48 мин. 162974 км.

1935 год : 887 часов 28 мин. 150943 км.

1936 год : 1039 часов 25мин. 188309 км.

 

Служба в РККА.

1929 год. 41-й Авиа-полк. Рядовой красноармеец.

1930 год. Школа летчиков. Г.Одесса. Курсант, инструктор.

1931-1933 годы. Школа морских летчиков. г. Севастополь. Инструктор.

1933 год. Переведен в запас.

 

Из заявления на поступление в заочный Авиационный институт Гражданского Флота.

Домашний адрес: Иркутск. Степана Разина дом 10 квартира 3. Член Профсоюза, время вступления - 1925, членский билет номер 48011. Беспартийный. Месячный оклад - 3200 (или 320. Неразборчиво).

 

Объяснительная записка. 01.08.1936.

Документы об окончании учебного заведения были утеряны в штабе 36-й Дивизии, дислоцированной в Чите, где Асямов проходил воинскую службу. Призван был как «одногодичник», так как имел среднее образование.

 

Из автобиографии. 1 июля 1936 года.

Дата рождения 30 ноября 1907 года. Красноярск. Из крестьян. Родители - из крестьян. Отец - до и после Октябрьской революции работал стрелочником и позднее заместителем начальника станции. Мать домохозяйка. В 1914 году поступил в железнодорожную школу в Красноярске где окончил 9 групп. В 1928 году окончил курсы по подготовке ВТУЗ. В 1929 году был призван в РККА и был направлен в летную школу. По окончании летной школы направлен в Морскую летную школу инструктором, где проработал до 20 мая 1933 года. С июля 1933 года Асямов работает пилотом в Восточно-Сибирском Управлении В.Ф.

 

Из автобиографии. 4 августа 1935 года.

Отец завербовался рабочим и уехал на Камчатку. Происхождение жены - из рабочих. Отец - шофер-механик. Ближайшие родственники: мать и два брата. Фамилия Стучинские. Один из братьев студен Института точной механики г.Ленинград, другой -  гидро-мелиоратор в городе Чемкенте, мать - домохозяйка. За границей родственников нет, лишенных избирательных прав - нет. На иждивении находится мать 60 (? неразборчиво) лет, сестра 17 лет, брат 11 лет и сестра 6 лет. Жена 22 года и мать жены 51 год. Состоял в ВЛКСМ с 1923 года. Выполнял общественные нагрузки, секретарь комсомольской ячейки, член бюро Р.К. Красноярск, член пленума Райкома комсомола, председатель конфликтной комиссии, председатель приемочной комиссии. "В настоящее время беспартийный, перерос для комсомола". С 1929 года служил в 41 авиапарке города Читы. Был премирован как лучший ударник боевой подготовки 75-ю рублями. 1 мая 1932 года премирован велосипедом за выполнение боевой подготовки.

 

 

Из автобиографии. Дата неизвестна.

Где проживают родители в настоящее время Асямов не знает. По окончании школы работал на с/х артельной станции. «На отцовском иждивении я не мог быть, только по тому, что очень большая семья состояла из 11 человек». Два старших брата служили в РККР на Дальнем Востоке в частях ОГПУ. После службы остались работать Сибири на графитных рудниках в Игарке. Родственников и связей с заграницей нет. В Белой армии из родственников никто не служил.

 

Личный листок по учету кадров. 28 мая 1933.

Состоял в ВЛКСМ с 1930 по 1932 год. Отчислен за неуплату членских взносов. В графе «Подвергался ли партвзысканиям во время прибывания в ВКП(б)» имеется запись: «исключен из партии».

 

Выписка из приказа по ГВФ Номер 66 от 8 июня 1936.

О награждении Летно-Под`емного состава ГВФ за налет 300.000, 500.000 и 800.000 км. За длительную безаварийную работу и отличное овладение техникой летного дела НАГРАДИТЬ нагрудными знаками ГВФ следующих пилотов и бортмехаников: ЗНАЧКОМ ЗА НАЛЕТ 300.000 км 22. АСЯМОВА Сергея Александровича - пилота 2 класса ВСУ.

 

Выписка из приказа по ГВФ от 2 февраля 1937.

Наградить Знаком 500.000 км. Асямова С.А. - пилота 1 класса Восточно-Сиб. Упр. ГВФ.

 

Постановление Центральной Квалификационной Комиссии ГУГВФ от 27 декабря 1935.

Товарищу Асямову присвоить звание пилота 1-го класса. Основание: Квалификационный материал Восточно-Сибирского Управления.

 

Личное дело завершается выпиской из приказа УГВФ от 22 сентября 193(?) года об увольнении Асямова С.А. в связи с переходом на учебу в Мин ТВФ.

 

Спасибо участникам и экспертам форума srpo.ru за предоставленные материалы и поддержку.

 

Открытие мемориальной таблички в память о погибших летчиках

 

 

 

29 апреля 2012 года, в местечке Грейт Узбурн (GreatOuseburn), торжественно были открыты мемориальные таблички в память о погибших в небе над этим городом экипаже DH95 “Flamingo”  R2764 и находящихся на его борту пассажиров. Но о самом событии я расскажу немного позже. Сейчас о том,  что ему предшествовало.

В этом году как раз исполнилось 70 лет с того момента, как горящий пассажирский самолет упал буквально в километре от населенного пункта.  Жители Грейт Узбурна решили каким-либо образом увековечить память погибших в катастрофе летчиков и членов советской военной миссии в Англии. Начался сбор материала, копание архивов и  музейных фондов. Уже некоторое время назад, я писал, что школьники города с присущей юным усидчивостью, рассекают интернет, с цельно найти любую информацию о людях, погибших здесь. Более месяца назад со мной связался уважаемый KeithScott (председатель Приходского Совета Грейт Узбурна)который взвалил на себя весь груз подготовки к мероприятию. В ходе его  исследования открылись новые факты этой истории, о которых я еще не знал.

Оказалось, что экипаж  Асямова состоявший из шести  летчиков, был дополнен представителями Наркомата  химической промышленности. В числе пассажиров находились: заместитель  наркома химической промышленности - Андрей Георгиевич Касаткин,заместитель Касаткина  Г.Л. Севастьянов и личный переводчик И.С. Сталина – Владимир Николаевич Павлов. Цель их визита  очевидна. Павлову предстояло стать помощником Молотова в переговорах с англичанами. Представители Наркомата химпромышленности летели в Лондон для переговоров о поставках в Союз стратегического химического сырья, необходимого стране для производства взрывчатых веществ. KeithScott обнаружил в запасниках Имперского Военного музея небольшой документатльный материал, подтверждающий эти факты.

К работе в Узберне были подключены местные власти, школьники, общественные организации и частные лица. Приглашения к сотрудничеству также получили Посольство Российской Федерации в Англии и Ваш покорный слуга. Безусловно, то что можно было найти в Англии - не составило большого труда проанализировать для англоговорящих исследователей, но «русская» часть материала была подготовлена в большей степени нашей стороной. Спасибо большое Константину Борисовичу Стрельбицкому, который с радостью выступил в роли моего консультанта, чем очень сильно мне помог. Также ему принадлежит заслуга и в обнаружении личного дела Сергея Асямова , фотографии из которого были использованы английской группой в подготовке великолепно выполненой интерактивной презентации. В скором будущем она должна быть у меня. Английские коллеги хотели дополнить ее кадрами  открытия мемориальных таблиц и просили немного подождать.

Ранним утром 29 апреля мы двинулись в путь от ворот Российского Посольства в Лондоне. В составе нашей делегации были: полковник Максим Николаевич Еловик -  Военный Атташе, ШОР Олег Владимирович – Атташе, подполковник Лященко Игорь Викторович - помощник военного атташе и Фирсов Роман Александрович.

Путь от Лондона до Узбурна не  близкий. Более трех часов  пути прошли в беседах о событиях 1942 года, специфике поисковой работы в Великобритании и раздумьях. В самом городке нас ждала теплая встреча. На торжественном завтраке присутствовали представители городской власти, офицеры Королевских ВВС, потомки погибших летчиков. Надо отметить, что узбурнцы очень основательно подготовились к этому дню. Программа включала в себя уже упомянутый торжественный завтрак, интерактивную презентацию, рассказывающую о событиях и людях далекого 42-го, далее нас ждала поминальная месса в местном кастеле, где собрались не менее двух сот жителей местечка. По окончании мессы, представители местных властей, Военный Атташе и жители города возложили цветы к монументу, в честь погибших в обоих мировых войнах узбурнцах.

На главной улице Узбурна, (которая так и называется – Главная улица) нас уже ждало именно то событие, ради которого мы туда и ехали. У ворот дома, на земле которого упал Фламинго, все уже было подготовлено к открытию мемориальных таблиц. Срузу после службы в кастеле, все направились именно туда, чтоб воочию увидеть те самы таблицы, о которых уже так много говорили и писали. Момент конечно же был весьма волнующий. Честь открыть  их выпала Военному Атташе М.Н.Еловик  и представителю РАФ Терри Джонсу. Верьте или нет, но я давно не видел таких счастливых лиц, какими стали лица промокших до нитки собравшихся, когда наконец-то бардовое покрывало было сдернуто со стены. На ней красовались две синего цвета талички, одна от Посольства Российской Федерации и другая – от жителей Узборна. (Точное место расположения таблиц на карте города). Звуки аплодисментов заглушил Авиамарш -  официальный гимн Военно-воздушных сил СССР.

После открытия большая часть собравшихся направилась к месту катастрофы, где были посажены деревья в честь погибших пассажиров и членов экипажа. Военному Атташе была предоставлена честь посадить в далекой Англии русскую березку в память о Сергее Асямове, Борисе Швецове, Петре Баранове и Григории Пугачеве.

По завершении всех запланированных мероприятий, мне еще удалось пообщаться с юными исследователи из местной школы. Ребята с удовольствием занимались этой темой и прекрасно ориентируются в ней, да и не только. Их руками был создана «стенгазета», которую они разместили в саду в небольном здании, которое чем-то напоминало мемориал. В ней рассказывалось о событиях апреля 42-го. В самом же доме, рябята и их куратор Кейт продемонстрировали модели самолетов, которые дети собирали своими руками. В их числе был и наш ТБ, который, как сказала мне Кейт, они пока не рискнули начать собирать, так как это достаточно сложно для детей. Причем сама модель бомбардировщика произведена в России, что вызвало интерес не только у меня, но и у представителей посольства. А на вопрос: «Откуда это у вас», был получен быстрый и конкретный ответ: «Из интернета!». В завершении нашего общения с детьми, я стал обладателем великолепного подарка – мне подарили часть обшивки разбившегося самолета. Именно DH95 Фламинго R2764. Чувство, которое я в тот момен испытывал, словами я передать не смогу. Это наверняка наиболее ценный подарок, а вернее сказать награда, о которой я мог бы только мечтать в этот день.

В завершении хотел бы еще раз поблагодарить всех, кто напрямую и косвенно принимал участие в исследовании и оказал помощь в увековечивании памяти наших бойцов, погибших в английском небе и внесших ощутимый вклад в события, которые перевернули ход Второй Мировой войны. Большое вам спасибо и низкий поклон.

 

P.S. Казалось бы, что теперь уже и пора папку с материалами об Асямове положить на полку и считать дело доведенным до конца. Но нет. Ведь мы до сих пор не знаем Где сейчас находится урна с прахом Героя Советского Союза Сергея Асямова. Работа продолжается.

3 мая 2012.

Роман Фирсов

group9may

Comments